Навигация


RSS:



Тема: Борисоглебское ВВАУЛ

Полумёртвая петля

Добавлена: 2011-05-30, Автор: Виктор Петров,Просм: 744

Схема полета по кругу на аэродроме Ряжск в 1974 году [Петров]
Ну, а я уже встречал свой борт 59. Быстрее, быстрее, план, давай! В кабине, пристегиваюсь. Запрашиваю запуск, запускаю двигатель. И вдруг, в кабину заглядывает Хома и орет, перекрывая рев двигателя:
- Петров, почему не подошел с книжкой ко мне?
- Забыл, - кричу, - товарищ капитан!
- Ладно, - кричит он. - Отказал радиокомпас. Твои действия.
Вот ведь, зануда! Мне даже смешно стало. И я тогда с серьезной мордой кричу ему:
- Катапультируюсь!
Хома удовлетворенно кивает головой, спрыгивает с подножки самолета и идет в сторону. Закрывая фонарь, я вижу, как он резко останавливается - дошло до него, наконец, что я сказал. Разворачивается в мою сторону, показывает кулак и кричит:
- Я тебе катапультируюсь!!! Я тебе катапультируюсь!
А потом машет рукой и улыбается. Хороший Хома мужик.

Выруливаю. Пост перед взлетной. На взлетную. Какая красота!
- Взлетайте, ноль восемьдесят девять, - командует РП. - Четвертая.
Четвертая зона. Нормально. У меня пилотаж, а потом еще два круга с конвейера. Все, как положено: выход на петлю вокруг Ряжска для набора высоты, доклад над приводом, отворот на курс 318 в четвертую зону. Только тут я и вспомнил, что хотел сегодня выполнить петлю.
Пока шел до зоны, прокрутил в уме все действия. Вошел в зону, доложил.
- Работайте, ноль восемьдесят девять, - подтвердил РП.
Я сразу взял быка за рога: разогнал самолет, сосредоточился и потянул ручку на себя. Что-то было не так. А что? Я не мог понять. И тут в памяти отпечатались показания указателя скорости - 450. А должно быть 550! Как же так?!! А я уже перетянул самолет за вертикаль! Тряска! Я взглянул на скорость... Скорость ноль. Я падаю.
В перевернутом положении с высоко задранным носом самолет валился хвостом вниз. Рули болтались - никаких усилий на ручке управления. "Ну, вот и все, - подумал я. - Вот та земелька, на которую я упаду..."
А земелька была красивой: деревенька, озерцо, церквушка и лесок. Великолепное местечко. Но отчаяние быстро сменилось решением: "Надо что-то делать!" Глянул на высотомер - 2800 метров. Я падал в перевернутом штопоре. Этой штуке нас никто не учил, но что делать я знал: ноги нейтрально, ручку - чуть за нейтральное положение от себя. Самолет должен выйти в нормальный штопор. Вышел!
Да! Убрать обороты на малый газ! Уж тут-то я умею. Рули по штопору, ручку на себя, крутимся. Пошел нос вниз, ручку от себя и ноги против штопора! Ну! Самолет нехотя остановился, качнулся и свалился в другую сторону...
Ч-черт! Еще раз рули по штопору, ручку на себя, крутимся! И - вывод! Самолет покачивается и опять сваливается на крыло... Все! Отчаяние! Перед носом мелькают озеро, лесок, церквушка. Она уже значительно увеличилась в размерах. Пожалуй, осталась последняя попытка. И вдруг, из глубин сознания выплывают слова нашего "деда" Свиридова - опытнейшего летчика-инструктора: "Л29 - такой самолет, что брось все рули - он сам выйдет из штопора!"
Оставалось только решиться. Последняя попытка. И я решился. Бросил ручку и поставил ноги на подножки катапульты. Я понимал, что, вряд ли катапультируюсь. Лучше уж упаду. А может, и катапультировался бы. Кто знает? Но случилось чудо. Самолет еще раз крутнулся в штопоре, а потом вращение остановилось, он глубоко клюнул носом и начал пикировать.
Я осторожно взялся за ручку, плавно убрал крен, вывел двигатель на полные обороты и на скорости 300 километров в час вывел из пикирования. Взглянул на высоту - 800 метров. И вот тут меня затрясло. Конечно, о выполнении полетного задания не могло идти и речи. К чертовой матери эту авиацию! Уйду в народное хозяйство. Хватит с меня и этого.
Через 15 минут доложил, что в четвертой зоне закончил. Дали эшелон на привод. На привод летел самолет, управляемый сломанным пилотом, решившим навсегда расстаться с авиацией. Я уже думал, как сейчас прилечу, плюну на все, пойду в лесок, лягу на лужайку... А потом напишу рапорт - и все! Что будет дальше, я не знал. Но главное - не будет этого ужаса!
Снизился от привода в круг, выпустил шасси, зашел и с досадой вспомнил, что у меня еще два круга с конвейера. Подумал: "Не буду запрашивать конвейер". Выпустил закрылки, довернул на полосу и доложил не так, как хотел, а так, как было положено:
- Ноль восемьдесят девять, закрылки полностью, конвейер.
- Садитесь, ноль восемьдесят девять, - подтвердил РП.
С досадой на себя подумал, что просто сяду - и все. Выровнял, добрал, а рука сама потянулась к кнопке, и язык независимо от меня доложил РП:
- Закрылки 15.
- Конвейер, ноль восемьдесят девять.
Двигатель - на взлетный режим. Я был страшно зол на себя. Ведь все уже решено! Но думать было некогда. Полет по кругу раздумий не предполагает. Только действия. Поэтому я запросил конвейер и перед следующей посадкой, и еще раз взлетел, и еще раз сел.
Когда вылезал из кабины, то лесок, в котором я должен был задуматься о дальнейшей нелетной судьбе, уже не казался мне таким привлекательным. И все же я пошел туда, хотя мне самому эти действия казались слегка наигранными. Но, может быть, так и должно казаться? Откуда бы мне знать?
Лег в траву. Полежал. Но вместо того, чтобы задуматься о вечном, о судьбе, думал о том, что вот сейчас вытаскивают кассету САРПП с записью полета, проявят и мне придется отвечать за штопор. Спишут к чертовой матери! Посмотрел на самолет. Техник как раз вытащил пленку и передал ее в машину, которая отвезет пленку на проявку. Вот гадство! Срочно догнать машину! Я рванул к самолетам, а машина уже уезжала по дороге вокруг аэродрома в полк. Оставалось одно - бежать к девкам, которые проявляют пленки. Но по дороге бежать нельзя - заметят. Напрямую - тоже. Оставалось одно - оббегать аэродром с южной стороны. Там гороховое поле. Никаких дорог нет.
Ну, я и рванул. Сначала почти до ближнего привода, потом по полю до ближайшей дороги. Два раза упал. По дороге еще три километра до казармы - за шоколадками для девчонок. Взял сразу пять штук.
Прибегаю на пункт проявки и дешифровки.
- Девчонки, - говорю и кладу перед ними шоколадки, - с 59 борта проявили?
- Ого, - удивились они, глядя на пять "Гвардейских", - что же это ты натворил?
- Да так, - говорю, - мелочи.
- За мелочи так щедро не расплачиваются, по одной несут, - говорит Люда.
- Не проявляли еще твои, - сказала Надежда. - Вот кассета. На память может пленку тебе проявить?
- К черту такую память, сказал я.
- Людочка, напиши акт, - сказала Надежда.
Она открыла кассету и вытянула пленку.
- Гуляй, Петров, - сказала она. - Нет больше твоей пленки.

До аэродрома я доехал на топливозаправщике. Настроение бодрое.
- Где ты гуляешь, Петров? - недовольно покосился на меня инструктор. - Все пашут тут в поте лица. У тебя понос, что ли?
- Ага, - ответил я.
- Быстро помогать другим!
Уже в курилке меня спросили:
- Что, пленку засвечивать бегал?
Я молчал, пожимая плечами.
- Ладно уж, скажи, петлю, что ли, крутнул?
- Штопор, - сказал я.
Все заржали.
Ну, и я тоже заржал.


Комментарии к этой страничке


(Будьте первым(вой) кто добавит комментарий)

Добавить Ваш комментарий:










О себе

Это я!Камиль Шахмирзаев
Возраст: 63
Видное,
Карта сайта


ТЕМЫ


ЗАМЕТКИ


ДРУЗЬЯ


ЗАКАЗ НА ДОМ
Самостоятельно
Быстро



Мудрые слова