Навигация


RSS:



Тема: Борисоглебское ВВАУЛ

Тормоза, габариты и колея

Добавлена: 2011-07-06, Автор: Виктор Петров,Просм: 856

Мастюков Геннадий Георгиевич
Гешка Мастюков

Тормоза, габариты и колея
Веселое это место - полетный круг. Взлет, посадка и снова взлет. Конвейер. После касания о бетонку только и успеваешь, что установить закрылки во взлетное положение и вывести полные обороты.
два только начнешь фразу в эфир: "Пять двадцать восемь, закрылки 20 ", руководитель полетов уже перебивает тебя: "Конвейер, 5-28!"
И снова в небо. Это у меня уже был четвертый - крайний - круг. Мы их штампуем за 6 минут. Пишем - 8, чтобы налет получился побольше. А меньше восьми и нельзя писать: все расписано до секунд, и уж как мы умеем экономить эти две минуты - одному богу известно. А скорее - чёрту.
Ушел в первый разворот. По радиообмену слышу, что передо мной 5-43 - Вадик Горячих, а позади - только взлетел - Генка Мастюков, 5-52. Вадима вижу на подлете ко второму развороту, Генку - краем глаза - в наборе высоты после взлета.
Прибрал обороты - 500 метров.
Горячих второй разворот размазал, придется и мне затянуть. Не могу же я подрезать Вадима. Он, видать, заметил, что потянул круг и идет не параллельно полосе, а чуть прихватывая внутрь круга.
Я - за ним.
Километра два между нами. Нормально.
Вижу, как Горячих выпускает шасси. Я тоже прибрал обороты и жду, когда упадет скорость, чтобы выпустить шасси.
А где Мастюков? Не вижу. Да и не надо.
Это он должен наблюдать за мной.
- Пять двадцать восемь? - беспокойно бросает в эфир РП.
- На таверзе, 5-28, - отвечаю я.
- Пять полсотни два, наблюдаете 5-28? - спрашивает РП.
- Пять полсотни два, не вижу 5-28, отвечает Генка.
Вот черт! И я не вижу его. Уже и головой верчу со страшной силой, и в перископ вглядываюсь - нет вокруг никого. А РП зря не будет беспокоиться. Значит, Генка где-то близко от меня. Он ведь мог и не заметить, что мы с Вадимом затянули второй разворот. Если он сделал его в положенном месте, то должен был почти догнать меня.
- Пять полсотни два? - снова запрашивает РП.
- На траверзе, - отвечает Генка.
И я на траверзе! Вот ведь незадача! Снова осматриваюсь. Бахалай...
- Пять сорок три шасси выпустил, - докладывает Вадим.
- Заходите, пять сорок три, - командует РП. - Пять двадцать восемь, затянуть с
выпуском шасси. Осмотритесь.
Я ничего не успел ответить. Метрах в пяти выше и чуть правее появился МиГ-17, пилотируемый Гешкой Мастюковым. Он обгонял меня. На левой консоли и фюзеляже я разглядел каждую заклепку. Если бы мне тогда шарахнуться влево, обязательно бы задел его крылом.
На секунду Мастюковское крыло закрыло солнце.
Я тут же выпустил шасси, чем резко затормозил и пропустил Мастюкова вперед.
- 5-28, наблюдаю пять полсотни второго впереди, пропускаю, - доложил я руководителю полетов.
Летящие за нами доложили, что видят нас с Генкой. Слава богу, не столкнемся.
Вижу, что и Мастюков выпустил шасси и сразу доложил.
- Заходите, пять полсотни второй, - сурово так сказал РП.
По-моему Генка зря так рано доложил и начал третий разворот. Ну, мне-то так или иначе придется его затянуть, чтобы дать возможность Генке сесть. Все вроде бы обошлось, но я-то Мастюкова знаю. Следовало ожидать продолжения приключений.
На четвертом развороте обратил внимание на Генкину посадку. Сверху видно плохо, но мне показалось, что он сел с перелетом. Это чревато перегревом тормозов. Лучше бы он уходил на следующий круг конвейером. Там тормоза не нужны.
Я довернул на полосу, откорректировал снос, чуть подтянул, выровнял, сел.
Нормально. Торможу, качусь, конец полосы и поворот в рулежку.
Сам-то поворот широкий, но суживающийся и переходящий метров через 50 в рулежку. И вот почти перед рулежкой стоит Генки Мастюкова борт, с которым две минуты назад едва не столкнулись в воздухе.
Я остановился.
Жду. Все понятно.
Генка перелетел, потом тормозил изо всех сил - перегрел тормоза.
А тормоза камерные. Чуть перегрелись и не работают. Надо ждать, пока остынут.
А у меня вылет через 8 минут на другом борту. Я нервничаю. Борт, что заходил на посадку следом за мной, РП угнал на второй круг.
И правильно: вот он сейчас будет нас всех собирать здесь!
Относительно нас с Генкой - молчит.
И вот тогда мне приходит в голову шальная мысль объехать Генкин самолет.
Начал ее думать: на глазок прикинул расстояние между левой консолью его крыла и краем рулежки. Вроде пройду, но впритык. Начал потихоньку рулить, пристраиваясь, чтобы проскочить мимо него. Самолет не машина, габариты - ух какие!
Не дай бог задеть крылом крыло. Вот и пристраиваюсь, и пытаюсь определить, как близко левый пневматик от края бетона рулежки. Попадать на грунт нельзя. Апрель, земля еще не просохла.
Руководитель полетов вроде бы заметил мои потуги, но молчит, чем и придает уверенности. А я крадусь - уж больно жалко, если пропадет моя заправка в зону.
Двигаться в самолете, кстати, можно только в одну сторону - вперед.
Задней скорости нет.
И вот, кажется, проехал: мое крыло уже впереди, чуть довернуть вправо - и все...
В этот момент левый пневматик моего самолета слетает на грунт.
Чорт! Левая консоль крыла едва не задевает землю, правая - взметнулась кверху. Пытаюсь вырулить на бетон. Тщетно. Неужели придется здесь застрять и ждать приезда тягача? А руководитель полетов молчит! Тогда я принимаю совсем уже рискованное решение: разворачиваю самолет влево и съезжаю с бетона.
Попытаюсь рулить по грунту, чтобы, разогнавшись, выехать на бетон в другом месте. Там, дальше, рулежка почти вровень с грунтом.
Но пневматики шасси вязнут в грязи почти наполовину. Несколько раз даю максимальные обороты, раскачивая самолет, и, наконец, он начинает двигаться.
Вот так, оставляя за собой две глубокие колеи, огромным полукругом выскакиваю на бетон и на бешеной скорости рулю на заправочную.
Проруливая мимо строя самолетов, обратил внимание, что многие внимательно смотрят на меня. Когда самолет закатили и я вылез, то понял в чем дело. На шасси, фюзеляже и крыле я привез не меньше тонны грязи.
- Ну, ты даешь! - сказал мне техник угрюмо.
Цыган с Дорофеевым уже стояли с ведрами и тряпками, чтобы чистить борт. А я, виновато улыбаясь, побежал к другому самолету для полета в зону.
Уже вернувшись и снижаясь в круг полетов, увидел, что весь вооруженный лопатами экипаж закапывает колею, оставленную мною.
После посадки проруливал близко от них и Дорофеев не преминул погрозить мне кулаком. Я сделал жест, что мол вот и я сейчас к вам присоединюсь. В тот же момент заметил грязный бетон на месте, где стоял самолет Мастюкова.
Оказалось, что я его уделал так, что мама родная!
Он же оказался как раз за соплом моего самолета и попал под самую раздачу грязи.
Качусь.
Вот он стоит - грязненький - мастюковский борт. Подогнали пожарку, льют на него из шланга.
Так и не смог я попасть к своим, чтобы искупить вину энергичным закапыванием колеи. Наш инструктор - капитан Шишкалов - ознакомил меня с изменениями в плановой таблице - мне через 15 минут предстоял полет по маршруту.
Когда я запросил запуск, РП с ухмылкой сказал:
- А! По маршруту? Запускай, 5-28!
Было совершенно понятно, что он намекает на маршрут в колее.
Взлетая, увидел ребят с лопатами. Все они глядели на самолет и показывали кулаки.


Комментарии к этой страничке


(Будьте первым(вой) кто добавит комментарий)

Добавить Ваш комментарий:










О себе

Это я!Камиль Шахмирзаев
Возраст: 63
Видное,
Карта сайта


ТЕМЫ


ЗАМЕТКИ


ДРУЗЬЯ


ЗАКАЗ НА ДОМ
Самостоятельно
Быстро



Мудрые слова